Халлидэй, Джонни


Известный певец. Летом 2003 г. Шимен спела дуэтом с ним на его 12 стадионных концертах.

«Шимен относится к той категории артистов, которые обращают внимание на слова песен, которые поют. Они их «проживают». Она играет роль, она исполняет, она живет в своих песнях, и именно это даёт сильные впечатления» - так отзывается о ней Джонни Халлидэй, когда речь заходит о Шимен.
Это произошло 22 июня 2003 г. на сцене стадиона Мейно в Страсбурге – первый раз, когда Шимен Бади и Джонни Халлидэй исполнили вместе «Я обещаю тебе» (Je te promets). До этого певец уже предоставлял подобную возможность другим звёздным кандидаткам. До Шимен, чести разделить сцену с Джонни удостаивались Лара Фабиан, Дженифер и Наташа Сан Пьер. Однако, в этой застенчивой молодой девушке было нечто уникальное.
В документальном фильме «Шимен мне рассказала» (Chimène m’a dit) (см.главу ««Шимен мне рассказала/Chimène m’a dit»») можно увидеть кадры, где появляется лицо Джонни в тот момент, когда Шимен исполняет соло свою часть песни. Без малейшего сомнения, этот прожжённый морской волк, с более чем сорокалетней карьерой за плечами, наблюдает за ней со смесью задумчивости и восхищения. Когда она обращается к нему в своих невероятных вокальных пассажах, он адресует ей добродушную улыбку, как старый боец, который по-братски принимает новичков и посвящает в такое непростое искусство, как его работа.… Как бы там ни было, Джонни Халлидэй, многогранную индивидуальность натуры которого невозможно охарактеризовать одним каким-нибудь качеством, обладает великодушием, считающимся одной из самых ярких черт его характера.
«Это навсегда останется запечатленным в моей памяти» - отзывается Шимен об этом эпизоде своей карьеры, одним из наиболее запоминающихся этапов её звездного пути.

Джонни, настоящее имя которого – Жан-Филипп Смэт, родился в Париже 15 июня 1943 года, его отец был бельгийцем. После развода родителей его воспитывала тётя, бывшая актриса Элен Марр. Так как две её дочери были танцовщицами, семья часто отправлялась на гастроли; таким образом, кочуя из города в город, Жан-Филипп открыл для себя мир театра. Когда ему пошёл десятый год, он и сам стал выступать на сцене.
В 1957 г. семья возвращается в Париж и обосновывается в квартале Тринитэ. Жан-Филипп открывает для себя американское кино и вначале мечтает стать комиком. Просмотр фильма «Любя тебя» (Lovin’ you) с Элвисом Пресли производит на него эффект откровения: он хочет в будущем стать певцом и исполнять рок-н-ролл. В сквере Тринитэ Жан-Филипп сводит знакомство с другими юными поклонниками рока, Жаком Дютроном, Клодом Муаном (будущим Эдди Митчеллом). С 1959 г. они усердно посещают Гольф Друо (le Golf Drouot), зал, где собираются любители этого нового жанра музыки. Жан-Филипп иногда поднимается на сцену, чтобы исполнять песни Пресли.
30 декабря 1959 г. он участвует в телепередаче «Парижский Коктейль» (Paris-Cocktail). Там его замечает арт-директор студии Vogue и без промедления подписывает с ним контракт. Заодно певец меняет и имя, на более «по-американски» звучащее «Джонни Халлидэй»(Johnny Hallyday). Его первая «сорокапятка» выходит в 1960 г.
В июне 1960 г. у Халлидэя уже есть первый собственный хит: «Воспоминания, воспоминания» (Souvenirs, souvenirs). На концертах певец использует сценический прием, доселе неизвестный во Франции: падение на колени по сцене. Мало-помалу он становится настоящим феноменом, особенно для молодежи, которая, наконец, начала привыкать к комфорту и удовольствиям после трудных послевоенных лет.
В конце 1961 г. Джонни Халлидэй вносит свой вклад в распространении во Франции моды на твист благодаря пластинке «Иди танцевать твист» (Viens danser le twist), которая имеет невероятный успех. Он провозглашен «кумиром молодежи» и вскоре записывает песню на эту тему. По мере того как растет число хитов Джонни, на его концертах иногда начинается настоящая всеобщая истерия, и старшее поколение опасается влияния юного рокера на их чада.
В 1964 г., после того, как он познакомился с певицей Сильви Вартан на съемках фильма «Откуда ты родом, Джонни?» (D’où viens-tu Johnny?), Джонни Халлидэй должен уехать в Германию, чтобы пройти там воинскую службу, последовав в этом примеру Элвису Пресли в США.
После этого его имидж приобретает некоторую респектабельность. Брак с Сильви Вартан, заключенный 12 апреля 1965 г., усиливает впечатление, что молодой бунтарь остепенился. Как бы там ни было, его котировки уж не столь высоки, обожание юной публики в то время отдано таким группам, как “Beatles” и “Rolling Stones”. Хиппи Антуан даже позволяет себе насмехаться над Джонни в своей спорной песне «Измышления Антуана», где он говорит, что рокера следовало бы поместить в клетку в цирке Медрано. Несмотря на остроумный ответ несколько месяцев спустя в виде песни «Длинные волосы, куцый ум» (Cheveux longs ideés courts), Халлидэй, кажется, не идет больше в ногу со временем. В состоянии депрессии он даже предпринимает попытку самоубийства.
Начиная с 1967 года, стиль Джонни Халлидэя отдаляется от классического рока, чтобы приблизиться к американской соул-музыке. Тем не менее, год спустя, он возвращается к тому, с чего начинал. Альбом, который он выпускает в 1969-м, «Я родился на улице» (Je suis né dans la rue) пропитан звучанием, близким к блюз-року, и по сегодняшний день является одним из лучших в его карьере. Он содержит беспрецедентный по величине хит «Пусть я буду любить тебя» (Que je t’aime).
В начале семидесятых пара Халлидэй-Вартан попадает в автокатастрофу. Любопытным образом на певца это событие производит эффект распрямившейся пружины и удваивает его энергию. Сингл «Иисус Христос – хиппи» (Jésus-Chris est un hippie), текст которого был написан лириком Филиппом Лабро, поднимает его на новую волну успеха с поразительным оппортунизмом. Параллельно Джонни всё больше и больше снимается в кино, например, в «Приключение – это приключение» (L’Aventure, c’est l’aventure) Клода Лёлуша.
Имея за плечами дюжину лет карьеры, Халлидэй проявляет себя как певец, более близкий к французскому варьете, чем к року, - стиль, вызывающий жесткие споры, - и заигрывающий с экспериментальными течениями в музыке. Песня «Вся музыка, что я люблю» (Toute la musique que j’aime), вышедшая в 1973 г., в какой-то мере восстановила его имидж рокера.
Незадолго до 1975 г. Джонни Халлидэй предается долгой поездке на мотоцикле по Северной Америке. После посещения концерта Элвиса Пресли в Лас Вегасе, он возобновляет свои отношения с рок-музыкой и проводит январь 1975 в Мемфисе, с целью записать композиции по всем стандартам жанра. Так как налоговая инспекция требует от него уплаты более ста миллионов франков, он обосновывается в Лос Анжелесе с Сильви и их сыном Давидом. Год 1976-й отмечен появлением хита «Габриэлль» (Gabrielle). В дальнейшем его популярность значительно спала, за исключением успеха отдельных песен, таких, как «Я забыл пожить» (J’ai oublié de vivre).
Начиная с 1979 г. он решает взять судьбу под уздцы и организует невиданное по размаху турне под небом Франции. И приобретает статус настоящего национального достояния. Еще один хит «Моя рожа» (Ma Guele) закрепляет этот успех.
В начале 1980 г., когда сыну Давиду исполняется 14, Джонни разводится с Сильви Вартан. Несмотря на проблемы со здоровьем, певец продолжает выступать на сцене, демонстрируя непоколебимую энергию. Встреча с Натали Бай и участие в фильме Жана-Люка Годара привели его к соприкосновению с более интеллектуальной частью общества. Это отразилось на его последующих альбомах: тексты к «Образ жизни - рок-н-ролл» (Rock’n’roll attitude, 1985) написаны Мишелем Берже, включая знаменитую «Кое-что от Тенесси» (Quelque chose de Tennessee); «Банда» (Gang, 1986) написан Жаном-Жаком Гольдманом и включает «Я забуду твое имя» (J’oublierai ton nom), спетую дуэтом с английской певицей Кармель. Для «Кадиллака» (Cadillac) стихи созданы одним из лучших французских поэтов-песенников, Этьеном Рода-Жиль.
В начале 1990 г. Халлидэй выступает в Берси, что позволяет ему в следующем году завоевать награду за «лучшее шоу» (а также за самое большое число присутствовавших на концерте зрителей) на «Музыкальных Победах» (Les Victoires de la Musique). В течение всего последующего десятилетия он пользуется постоянной популярностью, но этот успех компенсируется заметным падением продаж его альбомов. К счастью, появление в 1992 г. его антологии на CD дает перспективы продолжению уже сбывшейся великой карьеры.
В 1997 г. Джонни награжден Орденом Почетного Легиона президентом Республики, Жаком Шираком. На следующий год он даёт самый грандиозный концерт, который когда-либо видела Франция. 5 и 6 сентября 1998 г. на Стад дё Франс присутствуют по 80 000 зрителей на каждом концерте.
2000 год отмечен его встречей с небывалой популярностью в области записи альбомов: альбом «Кровь за кровь» (Sang pour sang) стал бриллиантовым (полтора миллиона проданных дисков) и получил премию «Музыкальных Побед». 10 июня того же самого года 400 000 человек собралось у Эйфелевой башни на его бесплатном концерте.
В начале 2003 г. жена Джонни, Летисия Халлидэй, обращает внимание на Шимен Бади. Голос певицы впечатляет её в такой степени, что она решает замолвить за неё словечко своему знаменитому мужу-рокеру. «Я была поражена ослепительным талантом этой артистки и её харизмой», - говорит Летисия. Известно, что в то время певец готовил серию концертов в Парк де Пранс с целью отпраздновать своё шестидесятилетие, и на этих концертах предполагались многочисленные выступления с другими артистами.
Июньским днём Халлидэй репетировал каждый из дуэтов, которые намеревался осуществить. После полудня можно было наблюдать множество певцов и певиц, дефилирующих по сцене и обменивающихся репликами с виновником торжества. Валери Зейтуну из AZ и Жану-Клоду Камю, который организовывал выступление Шимен Бади, не по себе от мысли, что певица будет находиться лицом к лицу со «священным монстром».
Камю приближается практически на цыпочках, чтобы напомнить, что предстоит дуэт с Шимен. В этот момент Халлидэй не вспоминает даже имени певицы, он желает воспользоваться перерывом, чтобы уехать после такого напряженного рабочего дня. Он предлагает перенести репетицию с Шимен в провинцию. Камю позволяет себе настаивать, и Халлидэй, в конце концов, соглашается.
Едва Шимен начинает петь, словно вихрь проносится в атмосфере. По рассказам Камю, в тот момент на стадионе работали двести или триста человек. Все они, как один, замерли на месте, глядя на неё, словно спрашивая себя, откуда исходит такой голос.
Сам Халлидэй пребывает в шоке. «Я стоял и слушал её, прежде всего потому, что она чертовски здорово пела», - признался идол. Внешне она казалась довольной, абсолютно спокойной, тогда как внутри она пребывала словно в оцепенении, проходя немыслимое испытание, боясь не справиться, выглядеть как истукан.
По окончании песни Халлидэй бросает: «А ты неплохо разевала рот!», что наполняет её счастьем. «Он нечасто говорит эти слова», - констатирует Летисия Халлидэй. «Шимен умеет убеждать!» - признает в свою очередь Джонни. Удовлетворенный, он приглашает её исполнить с ним дуэтом «Я обещаю тебе» (Je te promets).
Первый концерт состоялся в Страсбурге 22 июня 2003 г. У Шимен за плечами всего полгода карьеры, когда она поёт перед многотысячной толпой эти строки:

«Я верю в это, как в Землю, я верю в это, как в Солнце,
Я верю в это, как ребенок, как верят в Бога,
Я верю в это, как в твоё тело, как в твои руки, что обнимают меня,
Я обещаю, что наша история будет непохожей на другие…»

Она кажется такой естественной, со своей поразительной простотой, сквозь которую легко проникает природная страстность её натуры. Тем не менее, в глубине души она напряжена как никогда, так как она не просто стоит сейчас рядом со «священным монстром песни», но и в первый раз играет перед такой публикой.
«Я была счастлива, но умирала со страху», - поведает она позже, - «Ведь рядом со мной стоял живой монумент французской эстрады - у меня душа ушла в пятки».
Певица признается, что была сильно впечатлена как голосом певца, так и силой его личности. В то же время она находит его вполне открытым и общительным. «Он давал мне советы, чтобы я чувствовала себя уверенно. Он просто великолепен».
После концерта в Страсбурге Халлидэй приглашает Шимен в ресторан, продегустировать свинину с кислой капустой и картофелем. Она так смущена, что едва может говорить. Тогда он её успокаивает, и предлагает попробовать своё дынное мороженое. Она тронута этим жестом. По её словам, Халлидэй показал себя «супер-великодушным», он также похлопал её по руке. «Это помогло мне почувствовать себя «в своей тарелке», придало мне уверенности в себе. К тому же, это прекрасный подарок!».

Не забывая о кинематографической карьере, Джонни Халлидэй продолжает, как обычно, выступать с концертами и записывать диски, более чем когда-либо походя на «священного монстра», к вящей славе французского варьете.